Общество

В аптеку за виски. Как американские врачи спасали любителей выпить в годы сухого закона

38% 0 36 0

«Когда ты узнаешь, что вместе с тобой над «Маленькой жизнью» Янагихары плакали еще три твоих коллеги, между вами появляется сильная эмоциональная связь»

113% 9 59 0

Сойдет ли COVID-19 на нет, когда потеплеет? У нас плохие новости

181% 0 72 3

«Мне правда не нравится встречаться с пациентами после операции»

38% 1 17 1

Ставки на 2020: какие предсказания футурологов сбылись, а какие (к счастью) нет

70% 3 27 0

Репрессии, протекционизм, онлайн. Как мы будем жить после коронавируса

66% 1 41 12

Апокалипсис насекомых отменяется?

22% 7 12 1

Частный самолет, Бэнкси и древняя закваска. Чего хотят нувориши из Кремниевой долины

80% 15 14 14

Придет, порядок наведет. О чем мы думаем, когда говорим о «сильной руке»?

44% 26 30 4

Коронавирус не сдержать: в 2020 году мы все им переболеем

397% 37 104 7

Сурков в рюмочной. Почему в России не осталось публичных интеллектуалов?

108% 32 89 12

Что, если выгорание и депрессия – одно и то же?

46% 1 24 0

Знак равенства. Почему российская молодежь не поддерживает гомофобию

120% 63 74 13

Папа, мама, я – нуклеарная семья. Что это – ошибка, кошмар или все-таки идеальная ячейка общества?

125% 5 56 3

Наука разговора. Что мы упускаем, когда не слушаем, и почему это важно

88% 2 39 1